Путешествие в юнность Версия для печати

Путешествие в юнность

Флугбайль стоял как скованный, пред зеницами все моталось хаосом; «Вельмин танец», - молвило нечто в нем, и оба эти словоизвержения возникли фантасмагорией кучеряво бледных рун, как надпись к одноименной старой картине, веданной им единожды у старьёвщика.

Он не имел возможность откинуть глаза от сухощавых, как у скелета, ног старухи в спадающих коричневых, с малахитовым отблеском, чулках; в трепете желал было броситься к проёмам, но решимость оставила его еще дотоле, чем он пораздумал об этом. Прошедшее и настоящее сцепились в нем в некую кошмарную действительность, бежать от какой он был бессилен; кто его знает, то ли сам он все еще юнн и та, что нынче отплясывает перед ним, внезапно обратилась из только что великолепной девы в жуткий прах с беззубым ртом и нагноёнными сморщенными очами, то ли ее и его собственная младость никогда не была и только привиделась ему.

http://impreza-club.com.ua/shov/doctor25.htm

Эти неглубокие конечности в плесневелых останках обрысканных лаптей, которые ныне вертелись и топотали в ритм, - могли ли они быть теми волшебными стержнями, что когда-то бударажили его душу?

«Она их десятилетиями не перодевает, иначе дерма распалась бы на ломти. Она отдыхает в них, - блеснул отрывок мысли, неудержимо оттёртый другим: - Как страшновато, люд еще при бытие истлевает в незримом гробе Фатума».

Дважды он раскрывал рот и снова, не издав ни звука, сжимал – не было слов.

– Елизавета, – выжал он все же, – Лизель, тебе невыносимо плохо? – Блуждая по гостинной, его глаз стал на порожней фарфоровой емкости из-под супа. – Гм. Так точно. Лиза, способен ли я тебе хоть чем-то помочь?

В минувшие времена она ела с фарфора; дрогнув, он опустил взор на грязную постель – хм, и… и спала на царских ложах.

Не отводя от лица пальцев, старая дева неожиданно дернула головой. Звонки были ее глухие приглушенные всхлипы.